Старые методы дезинформации

23 January 2018
Read in:
Когда американцы только начинают вникать в понятие «дезинформация», белорусы имеют дело с этим приемом уже многие годы, пишет Андрей Алиаксандрау

This article is part of Eurozine partner journal Index on Censorship’s ‘Journalists’ Toolbox’ series, providing advice and knowledge from Index correspondents, in multiple languages, about their work:

Andrei Aliaksandrau describes how Belarusians have been dealing with ‘fake news’ for years.
Read in: Spanish, Russian, Arabic

A Chechen journalist speaks out about the challenges of covering gay rights in Chechnya.
Read in: Spanish, Russian, Arabic

Award-winning filmmaker Marco Salustro describes how he has reported on migrants held in Libya.
Read in: English, Spanish, Russian, Arabic

Mexico-based journalist Duncan Tucker writes about reporting in an atmosphere of violence.
Read in: Spanish, Russian, Arabic

Luis Carlos Díaz reports from Caracas on how the Venezuelan media have responded to shortages of newsprint.
Read in: Spanish, Russian, Arabic

Technology is helping investigative journalists across Africa, finds Raymond Joseph.
Read in: Spanish, Russian, Arabic

Turkish journalist Canan Coşkun talks about her attitude to the dangers of life as a reporter in Turkey.
Read in: Spanish, Russian, Arabic


Browse more articles via
Index on Censorship’s Journalists’ Toolbox.

Ложные новости появились в Беларуси давно. В апреле на телеканалах и в газетах вышел сюжет – ужасающие фотографии протестующих с коктейлями Молотова и другими видами оружия. Демонстранты, за информацией репортажей, были частью Белого Легиона, члены которого, якобы хотели разжечь восстание в Минске наподобие протеста Евромайдан, который распространился в Украине в 2013/2014 и способствовал Крымскому кризису.

Интересно то, что у этих репортажей не было авторства. Там вообще не было ни названия, ни подписи, ни свидетельств того, что Белый легион, который существует, действовал на каком-нибудь уровне в последние несколько лет. Интересно, что и полиция, и силы безопасности не дали ответы на запросы от журналистов и общественности об этом деле.

Belarus elections 2010

Protests after falsified parliamentary elections in Minsk, Belarus 2008.
Photo: Isabel Sommerfeld. Source: Flickr

Этот сюжет, как выяснилось, был просто подделан, подкинут под видом новостей, как часть извращенной реальности, которая транслировалась, распространяя страх и панику в обществе. Послание населению – не выходите на улицу и не протестуйте. Те, кто это делает – подрывает мир и стабильность.

Это типичная тактика, которая проводится в Беларуси годами – реальные новости подавляются, а поддельные процветают. Эта тактика используется в настоящее время, поскольку в 2017 году начались самые интенсивные протесты в стране, с применением насилия со стороны правительства.

В составе Советского Союза Беларусь была достаточно процветающей. Но когда СССР распался, Беларусь перешла в экономический спад. В разгар экономических и политических потрясений пришел к власти Александр Лукашенко. Президент Лукашенко сохраняет свою власть уже 23 года. В значительной степени, это объясняется его строгим контролем средств массовой информации. Нападения на свободу прессы, блоггеров, независимых писателей и журналистов ведутся параллельно с обширной деятельностью государственной пропагандистской машины.

Программы новостей по государственным телевизионным каналам, и нет национальных телевизионных каналов, помимо государственных, применяют простую, но убедительную схему: здесь начинаются новости о президенте; здесь он приветствует иностранного посла и выступает с речью о той особой роли, которую Беларусь играет в обеспечении стабильности и мира во всем мире; здесь он встречается с министром внутренних дел, с тем чтобы сделать заявление о важности сохранения стабильности и мира в обществе; здесь он кричит Кабинету министров, что им придётся  сделать все возможное для того, чтобы следовать его мудрым идеям в интересах народа (не говоря уже о мире и стабильности). Он приезжает на фабрику в маленьком городе, разговаривает с рабочими, как заботливый отец, и говорит им, что он будет обеспечивать их. Через полчаса, после этого, наблюдается калейдоскоп картинок из остальной части мира: снаряды, падающие на Украину; бомбы, разрушающие госпиталь в Сирии; какой-то странный Президент делает несколько бредовых заявлений через океан; террорист, который взорвал еще один город в Европе; беженцы, наводнения, спады, развал правительств.

А потом рассказ о счастливых детях в белорусском детском саду. Еще несколько образов мирной страны, возглавляемой мудрым лидером, который остается последней надеждой на счастье, последним островом стабильности в мире с применением насилия.

Но существуют и другие виды программ по государственному телевидению. Они выводятся в эфир, когда власти начинают чувствовать, что “мир и стабильность”,

может позволить себе из-за высоких цен и необходимости в соседнем союзнике. Но сегодняшние отношения охладели, отчасти из-за того, что Беларусь выступила против аннексии Крыма в России. Люди заметили экономические трудности, особенно в малых городах. Затем появился налог на социальных паразитов, который действовал в качестве триггера для протестов. С 90-х годов люди впервые вышли на улицы Белоруссии с 2011, или даже в некоторых небольших городах с 1990 года.

Ответ был суровым. Сотни людей были задержаны полицией, несмотря на абсолютно мирный характер их протестов. Во время событий в Минске, в марте 2017, полиция по беспорядкам применяла жестокую силу, арестовали около тысячи человек. Некоторые были случайными прохожими. Некоторые из них были журналистами с законными документами.

Аляксандр Баразенка, оператор Белсат ТВ-канала, был задержан вовремя протеста, 25 марта 2017, в Минске. Есть видео о том, где он кричал головорезам, которые схватили его и тащили в полицейский фургон “Я – журналист!”. Позднее в суде сотрудники полиции, которые принимали участие в операции, сказали, что Баразенка использовал нецензурную лексику на публике. Судья не уделил никакого внимания конкретным несостыковкам в деле. Баразенка был приговорен к 15 дням административного ареста и провёл их в тюрьме, где объявил голодовку. Весной 2017 года можно проследить много похожих примеров. Но это те истории, которых никогда не покажут на государственном телевидении.

В Беларуси по-прежнему существуют некоторые формы независимых средств массовой информации. По-прежнему существуют негосударственные газеты и электронные публикации, которые рассказывают о том, что происходит. Есть блоги и социальные сети. На самом деле, когда государственные СМИ транслировали сцену с коктейлями в “Молотова”, видеозапись в Интернете показала, что там не было ни полицейских, ни предполагаемых преступников, просто фургон и куча государственных телевизионных камер. Рассказы журналиста Баразенка и других задержанных протестующих стают известными. Но, к сожалению, бред злобной пропаганды преобладает.

“Новости от средств массовой информации обесценены. Власти больше не заинтересованы в том, что мы знаем и думаем о них, “написал Виктар Мартинович, известный белорусский писатель, в Белорусском Журнале. “Им больше не нужна публика. Они сами по себе. Они думают, что они достаточно сильны и вечны. И у нас не хватает слов, чтобы доказать, что они ошибаются. “

Я верю – мы найдем эти слова.

Published 23 January 2018

Original in English
First published in Index on Censorship (Summer 2017)

Contributed by Index on Censorship
© Andrei Aliaksandraru / Index on Censorship / Eurozine

PDF / PRINT

recommended articles