Некогда бояться

Джана Джошкун работает журналистом в ежедневной газете «Джумхуриет», а также является подсудимой, в отношении которой вынесены обвинительные акты касательно её репортажей. Она рассказывает про своё отношение к опасностям судьбы журналиста в Турции.

This article is part of Eurozine partner journal Index on Censorship’s ‘Journalists’ Toolbox’ series, providing advice and knowledge from Index correspondents, in multiple languages, about their work:

Andrei Aliaksandrau describes how Belarusians have been dealing with ‘fake news’ for years.
Read in: Spanish, Russian, Arabic

A Chechen journalist speaks out about the challenges of covering gay rights in Chechnya.
Read in: Spanish, Russian, Arabic

Award-winning filmmaker Marco Salustro describes how he has reported on migrants held in Libya.
Read in: English, Spanish, Russian, Arabic

Mexico-based journalist Duncan Tucker writes about reporting in an atmosphere of violence.
Read in: Spanish, Russian, Arabic

Luis Carlos Díaz reports from Caracas on how the Venezuelan media have responded to shortages of newsprint.
Read in: Spanish, Russian, Arabic

Technology is helping investigative journalists across Africa, finds Raymond Joseph.
Read in: Spanish, Russian, Arabic

Turkish journalist Canan Coşkun talks about her attitude to the dangers of life as a reporter in Turkey.
Read in: Spanish, Russian, Arabic


Browse more articles via
Index on Censorship’s Journalists’ Toolbox.

Турецкая журналистка Джана Джошкун уже сидела на скамье подсудимых из-за своих обвинительных репортажей о судьях, которые получили скидки на дома. Теперь её ждут ещё две судебные тяжбы.

Каждые две-три недели за последнее время я вижу, как коллеги уходят из зала суда в тюрьму или, украдкой вижусь с напарником в тени власти, по которому все соскучились, так как он теперь в заключении. Но мы не боимся теней темницы, потому что мы – журналисты и просто делаем свою работу.

Я работаю судебным репортёром в «Джумхуриет» с 2013 года, поэтому большую часть моего рабочего времени провожу в зале суда. В карьере каждого найдутся такие моменты, которые тяжело забыть. Лично для меня, один из таких моментов – 5 ноября 2016, день, когда были арестованы 10 наших писателей и руководителей. Я ждала решение суда прямо за забором здания; в момент приговора я почувствовала приплыв гордости за всех 10 наших писателей и руководителей, а вслед за этим последовала волна гнева и глубокого угнетёния за моих друзей.

Я гордилась тем, что факт их ареста за журналистскую деятельность отметили в приговоре суда. Приводя примеры наших репортажей, как причин для ареста, судья под настойчивым требованием правительства все же отклонил их и заявил о том, что «они не были арестованы за журнализм». Меня охватили и гнев, и печаль из-за того, что моих друзей приговорили к тюремному заключению на неопределённый срок. Полиция даже не разрешила нам попрощаться с коллегами, хотя они были за заграждением всего за 30 или 40 метров от нас. Я испытывала много чувств, но страха среди них не было. Когда начинаются акции против журналистов в таких масштабах, страх становится роскошью.

The Green/EFA Group campaigning for journalist Can Dundar’s release after he was imprisoned for reporting about weapon transports out of Turkey. Credit: Rebecca Harms/Flickr.

После того, как арестовали моих 10 коллег, журналисты из разных углов Европы начали посещать наши офисы. Иностранные побратимы хотели услышать о том, что произошло и что мы об этом думаем. Они все задавали один и тот же вопрос: «Вы боитесь?» Начиная с ноября, аресты журналистов регулярно продолжаются. Но сегодня, так же, как и тогда, у меня такой же ответ на этот вопрос: «Нет!».

Мы не боимся, так как делаем свою работу и заботимся только о ней. Мы не боимся, поскольку чувствуем себя такими же узниками Силиври на протяжении этого длинного времени, как и наши коллеги. Мы не боимся, так как разницы между заключёнными и свободными журналистами уже почти не существует. Мы не боимся, потому что наши коллеги в тюрьме сохранили честь и достоинство. Мы не боимся, потому что Фетхуллах Гюлен, священнослужитель в изгнании, которого государство обвинило в попытке неудачного переворота в прошлом году, никогда не был нашим «преступным сообщником». Мы не боимся, потому что правительства всех времен пытались заставить замолчать «Джумхуриет», а мы работали, работаем и будем работать.

Ахмет Шик, репортёр моей газеты, находится под официальным арестом с декабря 2016. В 2011 вместе с бывшим военным начальником штаба Илькером Башбугом и многими солдатами, полицейскими, журналистами и учёными, он провёл больше года в тюрьме из-за дела «Эргенекон». Им было выдвинуто обвинение в попытке организации революции.

Шик сейчас арестован по подозрению в сговоре с движением Гюлена. Но турецкая система правосудия такова, что дело Шика с 2011 года продолжается, и это дало нам возможность 15 февраля увидится с ним в суде. Я ждала снаружи, возле дверей зала суда, и когда они открылись, я увидела улыбающееся с надеждой лицо: он впервые за много месяцев смог увидеть своих друзей. Хотя Шик более опытный журналист чем я, мы сидели недалеко друг от друга в офисе, и я по нему скучаю.

На заседании суда он призвал заниматься журналистикой в чрезвычайных условиях: «Это рассказ о том, как люди, которые возомнили себя влиятельными, используют свою власть, чтобы преследовать журналистов. Он такой же древний, как и сама журналистика», – говорит он.

В декабре прошлого года шесть журналистов, включая и некоторых моих друзей, были задержаны на 24 сутки по делу взлома электронной почты министра Берата Албайрака (Албайрак является зятем президента Реджепа Тайипа Эрдогана). Трое из этих журналистов были заключены по приговору суда. Во время этого процесса, журналист Магир Канаат стал отцом, но так и не смог увидеть своего ребёнка. Напарнику по заключению, Тунке Огретену, запретили отправлять и получать письма, или видится с кем-либо, кроме близких родственников. Ему пришлось делать предложение своей девушке через адвокатов.

Недавно я услышала воспоминания из зала суда одного из этих журналистов. Разочаровавшись в системе правосудия, они обратились к суевериям в надежде на освобождение. Метин Йоксу, освобождённый журналист, рассказал, как все трое сели в стороне выхода из зала суда и перешнуровали свои ботинки пластиковыми шнурками, которые сделали из бутылок для воды, так как их шнурки у них отобрали. Результат – все трое, которые сидели возле двери на выход, были освобождены.

Печально то, что вера в судебную систему Турции почти испарилась, и нам остаётся теперь рассчитывать только на суеверия.

 

Читайте проект «Индекса» «Турция без цензуры» на indexoncensorship.org

 

Published 24 July 2018
Original in English
Translated by Anna Walden
First published by Index on Censorship (Spring 2017) (English version)

© Canan Coşkun / Index on Censorship / Eurozine

PDF/PRINT

Read in: ES / AR / RU

Published in

Discussion