Символический жест, ведущий к катастрофе

Обращение Святой Софии Константинопольской из музея в мечеть

Собор Святой Софии — главный храм Византийской империи и всего православного мира, построенный в VI веке императором Юстинианом, 10 июля этого года указом президента Турции был превращен из музея в мечеть. Это событие привлекло внимание всего мира. Руководство США, Евросоюза и России, а также большинство международных институтов, с редким единодушием, просили президента Эрдогана этого не делать, указывая на многочисленные негативные последствия такого решения. Однако все предупреждения были проигнорированы. И 24 июля в соборе прошла торжественная мусульманская служба с участием руководителей страны. Главным аргументом сторонников обращения был тот факт, что после завоевания Константинополя турками-османами в 1453 году собор почти 500 лет был действующей мечетью. В 1935 году решением основателя Турецкой Республики Мустафы Кемаля Ататюрка храм преобразовали в музей. С 1985 года Святая София стала объектом Всемирного наследия ЮНЕСКО.

Hagia Sophia. Photo by Elgaard from Wikimedia Commons

Храм Святой Софии находится на территории Турции, и вроде бы турки имеют полное право использовать для богослужебных целей храм, который много лет был мечетью. Но это внешняя правота, за которой — глобальная неправда. Святая София Константинопольская всегда воспринималась как главный символ. Причем с самых разных точек зрения — духовной, культурной, исторической. Это величайший христианский храм всех времен и народов. В таком качестве он просуществовал более 900 лет.

Важнейшее символическое значение храма понимали и турки. Когда они захватили Константинополь в 1453 году, первое, что сделал Мехмед II Завоеватель — превратил Святую Софию в мечеть, и это был очевидный символический жест. Эти смыслы учитывает сегодня и президент Эрдоган, который возвращает Святой Софии статус мечети, игнорируя ее без малого столетнее пребывание в качестве музея.

Он создает некое тройное послание. Во-первых, послание, адресованное мусульманам Турции, которые в значительной степени поддерживают превращение Святой Софии в мечеть, несмотря на очевидные политические, экономические, культурные и иные убытки — именно как знак победы над христианским миром. Заметим, что никакой практической необходимости в создании в центре Стамбула такой мечети просто не существует. Совсем рядом со Святой Софией была выстроена знаменитая Голубая мечеть. Она была создана, как и большинство мечетей в Турции, по образцу Святой Софии — настолько сильное впечатление на мусульманских архитекторов произвело это творение эпохи Юстиниана. Кроме Голубой мечети вокруг много больших и малых мечетей. Так что это символический жест, а также попытка заручиться дополнительными очками накануне грядущих выборов, в которых шансы партии Эрдогана на победу не очевидны.

Во-вторых, послание адресовано в целом мусульманскому миру, где возвращением Святой Софии Эрдоган хочет утвердить свой статус в качестве «султана» мусульманских стран Средиземноморья. Он уже давно позиционирует себя как главный лидер этого мира и многие свои внешнеполитические жесты соизмеряет с этим статусом. Обращение Святой Софии в мечеть — это символ и некое утверждение, кто в доме хозяин.

Также это и жест, обращенный в сторону христианского мира, Европы и всех международных институтов, которые категорически против этого акта. Они все прекрасно понимают, что это не какая-то частность, не какой-то сюжет, связанный с обращением конкретного музея в действующее богослужебное пространство. Речь идет о демонстративном отказе Эрдогана и Турецкой Республики от пути и стратегии развития, почти сто лет назад обозначенной «отцом нации» Мустафой Кемалем Ататюрком, который, превратив Святую Софию в музей, ясно продекларировал свой курс на превращения Турецкой Республики из религиозной империи в светское государство, которое стремится к объединению с Европой.

Статус Ататюрка в Турции сопоставим, условно говоря, со статусом Ленина в бывшем СССР, его портреты — на турецких деньгах и чуть ли не в каждом втором окне. Он — один из главных национальных символов. Намеченный им путь развития государства закрыт передачей Софии. Если не навсегда, то надолго.

Изменение статуса Святой Софии — карта в очень большой политической игре, которая разыгрывается конкретным человеком со вполне серьезными и далеко идущими целями.

Для всего мира Святая София — это главный памятник византийской цивилизации. Важнейший христианский храм, причем не только в православном мире. Аббат Сугерий, который в 40-е годы XII века придумал и построил на окраине Парижа первый готический собор в аббатстве Сен-Дени, писал, что видел в качестве великого образца именно храм Святой Софии. Хотя, казалось бы, он не похож на готические соборы. Видимо, аббат имел в виду уникальную драматургию света, которую мы видим в Софии Константинопольской. То, что потрясло русских послов князя Владимира в Х веке — уникальная свето-пространственная икона, которая создавалась этим единственным в своем роде зданием. Как сообщает Начальная летопись, именно это впечатление пребывания «между небом и землей» стало одним из факторов принятия новой веры именно из Византии.

Интересно, что император Юстиниан пригласил в качестве главных архитекторов не профессиональных строителей, а самых знаменитых математиков и инженеров-оптиков — Анфимия из Тралл и Исидора из Милета. Световое кольцо создавалось под куполом 40 окнами днем и ночью, транслируя в купол свет либо солнца, либо луны и звезд. Под куполом постоянно создавалось светящееся облако, световая икона Славы Божьей – главный образ империи, именовавшийся на древнееврейском KAVOD, а на греческом DOXA.

Мозаики усиливали звучание храма как пространственной иконы. Интересно, что до победы иконопочитания в IX веке в храме не было фигуративных мозаик, поскольку образ Божий создавался при помощи световой драматургии и какие-либо «картины» на стенах и сводах были излишни. Да, световое оформление останется, даже если музей превратится в мечеть.

Однако давайте оценим практические последствия «обращения» как для ученых, так и простых посетителей. Посещение храма будет ограничено промежутками между мусульманскими службами, которые совершаются пять раз в день. Значительная часть храма стала недоступна для посещения по примеру соседней Голубой мечети. Как мы ожидали и увидели 24 июля во время первого намаза  в  действующей мечети оказались закрыты главные мозаичные иконы в алтаре, при помощи странных занавесей, искажающих образ исторического пространства. Во времена Османской империи эти мозаики были замазаны белой известью, не всегда аккуратно. Не говорим о том, что многие мозаики зафиксированные в рисунках реставраторов середины 19 века, к 20 веку безвозвратно погибли.

A closeup of the Deësis mosaic (Δέησις, “Entreaty”) which probably dates from 1261. Photo by brewbooks from Flickr

Фактически эти мозаики явились миру в результате реставрационных работ, которые в начале 1930-х годов проводились под руководством американского археолога и мецената Томаса Уиттмора (Thomas Whittemore), который не только оплатил их, но и подробно опубликовал материалы исследований. Серьезное изучение Софии Константинопольской началось именно после этих открытий, в которых участвовали ведущие византологи того времени. Это было грандиозное событие в науке, которое завершилось переводом Святой Софии в статус музея. Теперь — обратный отсчет…

Photograph: Myrabella Derivative work: Myrabella / Public domain

Среди очевидных утрат и уникальный мраморный пол, в значительной части сохранившийся от 6 века. Его изучение имеет принципиальное значение для понимания первоначального устройства сакрального пространства Святой Софии. Теперь он закрыт плотным ковром.

Да, храм можно увидеть и в качестве мечети — такое происходит не в первый раз. Вспомним храм Святой Софии в Трапезунде, с 1964 года функционировавший как музей и семь лет назад демонстративно превращенный в мечеть. И мы знаем последствия — этот храм расписан замечательными фресками XIII века. Сегодня часть этих фресок — в нартексе — еще можно рассмотреть, но все, что внутри храма — перекрыто потолком-пологом. И фрески, находящиеся в куполе, в подкупольной зоне, увидеть нельзя.

Так что и памятник — храм Святой Софии, став мечетью, потеряет большую часть своей научной значимости. Скорее всего, встанет вопрос о выведении памятника в силу грубого нарушения условий хранения из списка ЮНЕСКО. Пока известно только об одном решении. В Стамбуле в августе 2021 года должен был пройти грандиозный научный форум – Всемирный Конгресс византийских исследований на несколько тысяч участников, которого Турция долго добивалась. Ведущие византологи написали подробное письмо, объясняющее вредоносность изменения музейного статуса Святой Софии, являющейся памятником как византийской, так и османской культуры. Турецкие власти его полностью проигнорировали. Как результат Конгресс в Стамбуле был отменен, отсрочен на год и перенесен в другое место.

Это не говоря о других убытках, которые понесет турецкая культура и турецкое государство. Как музей Святая София приносила десятки миллионов евро дохода ежегодно, не говоря о косвенных последствиях для туризма в целом: многие стремятся приехать в Стамбул именно для того, чтобы увидеть Святую Софию.

Думаю, турецкие власти все это понимают, но политические дивиденды перевешивают все остальное. Они долго доставали эту карту из рукава, показывая краешек, регулярно, по крайней мере последние четыре года, говоря о планах превратить музей в мечеть. Сейчас они привели угрозу в действие. Мы стали свидетелями того, что практически всем цивилизованным миром воспринимается как «культурная катастрофа» с непредсказуемыми последствиями. Патриарх Московский и всея Руси Кирилл заявил, что «угроза Святой Софии — это угроза всей христианской цивилизации, а значит — и нашей духовности и истории». Патриарх недвусмысленно намекнул об эскалации христианско-мусульманского конфликта, который некоторые рассматривают в категориях идущей войны.

Время покажет, насколько оправданными будут политические расчеты президента Эрдогана, который рассчитывает на мягкую реакцию Запада, несмотря на все жесткие заявления накануне. У него в кармане есть еще одна сильная политическая карта, а именно угроза выхода Турции из НАТО. И угроза настолько серьезная, что скорее всего историю обращения в мечеть храма-музея Святой Софии постараются забыть.

Published 17 August 2020
Original in Russian
First published by Eurozine

Contributed by IWM © Alexei Lidov / IWM / Eurozine

PDF/PRINT

Read in: EN / RU

In collaboration with

Newsletter

Subscribe to know what’s worth thinking about.

Discussion